MBA - НГТУ
MASTER   OF   BUSINESS    ADMINISTRATION
МАСТЕР ДЕЛОВОГО АДМИНИСТРИРОВАНИЯ
СТАТЬИ В ПРЕССЕ

ПЕРСОНА бизнес-образования


На лекциях профессора МАТИАШВИЛИ стопроцентная посещаемость. Все, кто у него учился (а это полгорода), говорят о его эрудиции, требовательности и необычней манере преподавания. Он читает "Менеджмент" - предмет, по его словам, требуемый джазового исполнения - импровизации и командной игры. На занятиях случаются внезапные озарения - находится долгожданное управленческое решение, может родиться целая программа действий по изменениям на предприятии. Доктор философских наук, заведующий кафедрой менеджмента НГТУ Виктор Михайлович Матиашвили - один из немногих преподавателей, получивших признание и студенчества, и взрослой аудитории.


Справка
________

ВИКТОР Михайлович МАТИАШВИЛИ родом из Тбилиси, в Горький приехал поступать в Институт иностранных языков на переводческий факультет. Долго и усиленно готовился, прошел по конкурсу, а к третьему курсу решил, что знание языков для мужчины - это не профессия. Интересы сместились в сторону философии. Еще он с увлечением занимался общественной работой, после окончания института работал в городском комитете комсомола. Тяга к науке привела в политех. Аспирантуру закончил в МГУ. Прошел все ступеньки вузовской лестницы - от ассистента до профессора. Участвовал в создании социально-экономического факультета. 30 лет работает в Нижегородском техническом университете, семь лет возглавляет межвузовскую кафедру менеджмента в Нижегородском образовательном консорциуме, который реализует Президентскую программу подготовки управленческих кадров, четыре года является научным руководителем программы МВА (Мастер бизнес-администрирования), которая действует в НГТУ.

________


Профессор Матиашвили считает, что каждый человек от природы отличник, и от преподавателя зависит, сможет ли он раскрыться. О своих студентах говорит: "Поразительно креативные дети".

— Это на самом деле так. Дети, которые к нам приходят, те, что выдержали настоящий конкурс, очень хорошо подготовлены, как бы мы ни ругали нашу среднюю школу. Очень талантливые, умные, перспективные ребята. Им только надо помочь определиться с целями, остальное они делают сами. Студент сегодня может собрать в мировой паутине такое количество информации, что мне и не снилось. Когда я своим студентам даю задание найти последнюю информацию по каким-то компаниям, они мне часто приносят то, что я еще не читал. До сих пор некоторыми моими коллегами не осознана эта новая реальность, которая качественно меняет статус преподавателя высшей школы. Сегодня преподаватель уже не гуру, обладающий истиной в последней инстанции, с максимальным объемом знаний. У него другая задача - дать студентам верное направление, организовать их, научить анализировать знания и использовать их для принятия управленческих решений. Но главное - привить вкус к поиску знаний. Они должны понимать, что нельзя останавливаться. То, что мы знаем сегодня, завтра уже будет ограниченным.


— Какая аудитория для вас трудная?

— Они легкими не бывают, особенно когда это взрослые люди. С детьми (студентами) легче - их просто лепишь, пишешь с чистого листа. Со взрослыми это невозможно. Ты должен действовать с учетом имеющихся знаний, опыта, проявлять уважение и внимание к их личной позиции, точке зрения. По моим наблюдениям, преподаватели, очень успешные в педагогике - в обучении, например, студентов младших курсов, во взрослой аудитории часто оказываются в положении людей, которые хотят, но не могут. Просто там другие правила и принципы, другая форма организации и управления учебным процессом. Там нужна не педагогика, а андрогогика - наука и искусство обучения взрослых.


— Знаю, что у вас на программе МВА слушатели каждому преподавателю выставляют оценки за занятие.

— Это элемент управления - я должен иметь обратную связь. Я не знаю, с каким настроением люди приходят на занятия, но я точно знаю, с каким уходят. Они должны уходить с таким настроением, что не зря потратили время.


— Виктор Михайлович, что хорошего в профессии преподавателя, например, с переводчиком?

— Я испытываю радость оттого, что занимаюсь тем, чем занимаюсь. Когда ты видишь, что человек чего-то не умеет делать, а ты можешь ему в этом помочь, и у тебя получается, - это удовольствие. Независимо от величины вознаграждения. Что касается языка, то я не мог себя приговорить к тому, чтобы всю жизнь пересказывать чьи-то мысли. Для мужчины это не очень приятное занятие. Но сегодня я во многом живу на содержании тех знаний и того импульса, которые приобрел в Горьковском инязе и МГУ. Знание языков всегда давало мне преимущество, позволяло очень быстро находить и изучать те источники, которые были недоступны другим в силу языковой ограниченности. Способность к систематическому мышлению, целостное восприятие мира формировалось в МГУ. Это была классная школа во всех отношениях - в научном, в человеческом, - там был заложен фундамент моей дальнейшей деятельности. По отзывам американских коллег, Виктор Михайлович Матиашвили довольно хорошо говорит по-английски. И науку менеджмента осваивал тоже по-английски - по западным книжкам и на родине бизнеса - в университетах Колорадо, Аризоны, Вашингтона, Флориды и др. Американские коллеги удивлялись: "Ты был в таком количестве штатов и университетов, где мы никогда не были". Польза от этого, конечно, вышла большая. Матиашвили с полной ответственностью говорит: "То, что мы делаем, соответствует мировым стандартам только потому, что мы знаем эти стандарты, и сами через них прошли".


— Как получилось, что кафедра менеджмента появилась в техническом вузе?

— Поначалу бизнес-направление в техническом университете рассматривалось как непрофильный актив, надо было убеждать людей, что ни одна рациональная технологическая концепция не заработает сама по себе, все требует организации, управления. "Когда возникает общественная потребность, она двигает науку в массы быстрее десятка университетов", - писал Маркс. Когда возникает общественная потребность, она двигает ученых так, как ничто другое, безотносительно к системе мотивации.


— Как восприняли новую науку - менеджмент первые слушатели-управленцы?

— Многие из них самые обычные истины воспринимали как откровение. Сфера менеджмента для них была больше практическим опытом, приобретенным путем проб и ошибок в течение жизни, но не осмысленного и структурированного должным образом. Они, может быть, иногда и принимали правильные решения на уровне интуиции, здравого смысла, опыта предков. Они попадали в точку, но когда вставал вопрос разработки стратегии, различных вариантов управленческих решений, работы с альтернативами, особенно с экономикой управленческих решений, то здесь они были неубедительны. Я знаю, как бывшие летчики, уволившиеся в отставку, которые не могли найти себе применения, заболевали менеджментом, предпринимательством после обучения. Становились хорошими менеджерами, и сейчас прямо говорят, что вне этой сферы не мыслят себе жизни.


— Каждый ли способен быть управленцем?

— Как всякому ремеслу, этому можно научить. Вот предпринимателями могут быть очень немногие (по статистике, менее 10%), потому что там нужны определенные качества - предпринимательский инстинкт, энергичность, способность к рискам.


— Есть ли особенности преподавания менеджмента?

— Помимо теории, книжного знания предмета, преподаватель должен еще быть близок к практике, представлять, как это реально работает в жизни, и лучше иметь за плечами управленческий опыт. Управлением я начинал заниматься, что называется, с пионерского возраста, - тогда по молодости мне казалось, что я знаю в управлении все, что стоит того, чтобы быть известным. Прошло много лет и, занимаясь менеджментом все это время, я прихожу к мысли, что не знаю в управлении ничего. Тут нет кокетства.

Из заокеанских командировок профессор привозит передовые инновационные технологии в менеджменте, адаптирует их и тут же переносит в учебные программы. Так, слушателям Президентской программы в этом году было предложено 52 учебных курса. Каждый выбирал то, что ему нужно. На специализацию "Менеджмент" в Президентскую программу самый большой конкурс, и это самый длинный и сложный курс. Многие идут специально на Матиашвили. У него неординарный стиль преподавания, говорят слушатели. Его особая методика заряжает мозги, меняет мышление. К его лекциям обращаются и после обучения - когда нигде не могут найти ответа на свои вопросы.


— В последнее время в литературе и прессе появляются призывы отказаться от традиционного менеджмента, выкинуть учебники, привнести в бизнес некое безумство. Как вы к этому относитесь?

— С точки зрения интеллектуальной игры это подкупает, с практической точки зрения советую держаться от этого подальше. Как показывает опыт, практика, основанная на крайних идеях, никогда не была успешной. Ведь задача не эпатировать себя и партнеров, а делать то, что делали другие, и были при этом успешны. Сумасбродные идеи хороши, может быть, в каких-то отраслях науки. Менеджмент, где есть свои алгоритмы и правила, к этому не относится.


— Скажите, мы все обречены на бизнес-образование?

— В той мере, в какой на это нас обрекает организационная или общественная потребность. Некоторые вещи в бизнес-образовании, я считаю, обязательны для каждого. Независимо от того, какой у человека статус в организации, он за интересован в том, чтобы грамотно выстраивать коммуникации (мы это называем бизнес-коммуникациями). Все мы, в конечном счете, чем-то управляем - в первую очередь, собой, в семье, на работе, И минимальная управленческая компетентность, хотя бы на уровне курса психологии управления, должна быть у всех. Этот курс следовало бы ввести в качестве общеобразовательного, может быть, даже в средней школе. Бизнес-образование позволяет лучше структурировать жизнь внутри себя и во внешней среде.


— По-вашему, кто будет основным заказчиком бизнес-образования - компании, направляющие свой персонал, или люди будут получать это образование за свой счет?

— Фундаментальное университетское образование - менеджеральные, как во всем мире, будут оплачивать сами люди. Бесплатное образование очень дорого стоит. Причем скор оно станет таким же дорогим, как во всем мире. Потому что не может быть долго так, чтобы нефть, бензин стоили, как во всем мире, а интеллектуальная услуга - как в России, А вот за тюнинг - индивидуальную доводку, настройку, переобучение, внутрикорпоративное обучение - будут платить сами компании. Как в Америке: в прошлом году американские компании численностью более 100 человек потратили 52 млрд. долларов. И многие наши компании уже готовы платить за то, что им надо. Общей культуры пока нет, но это придет. Время заставит обучать персонал. Может быть, это будет не повсеместно, и не все люди компании станут объектом такого внимания. Я часто говорю своим студентам: "Если вы хотите стать незаменимыми, обладайте такими знаниями и навыками, которые другим невозможно будет воспроизвести в обозримой перспективе. Будьте экспертами". Если ты менеджер общего профиля, то таких много, а если ты пришел в компанию как специалист в области маркетинга, маркетинговых исследований для разработки управленческих решений, и ты - один такой, ты - человек, который нужен компании.


— Дайте нашим читателям какой-нибудь управленческий совет.

— Относитесь к людям так, как они относятся к вам, плюс десять процентов. Эта формула глубже той, которая в свое время была сформулирована Конфуцием, а потом Кантом.

 

Наталья ЧИСТЯКОВА

Фото Вячеслава СЕННИКОВА

Главная страница Написать письмо
Rambler's Top100 liveinternet.ru DesignINNOV.RU

Нижегородский государственный технический университет им. Р.Е.Алексеева

Кафедра "Менеджмент"

Россия, 603600
г. Нижний Новгород,
ул. Минина, 24